Понятно, что в идеале мужское и женское в личности мужчины и женщины должны пребывать в гармонии и представлять некую целостность.

Понятие "целостность" не означает перемешивания и однородности, а указывает на здоровое взаимо-действие, творящее со-действие мужской и женской духовных функций, подчиненное определенным духовным законам. Союз мужского и женского в личности К. Г. Юнг назвал сакральным (духовным) браком.

Тема взаимоотношений полов вызывает в последнее время особенно острый общественный интерес. Многочисленные телевизионные ток-шоу и другие виды СМИ обсуждают особенности отношений между мужчинами и женщинами гораздо чаще и охотнее, чем когда-либо прежде. Почему это происходит именно сегодня? Не потому ли, что взаимоотношения мужского и женского начал во внутреннем космосе западного человека достигли критического момента, и кризис этот в социальном мире достиг сегодня своего апогея?

Острота проблемы еще и в том, что особенно страдает в этом конфликте истинное женское начало личности человека любого пола, так как оно лишено защиты мужской части личности. В результате отношения между мужчинами и женщинами "консервируются" на инфантильных стадиях развития, что проявляется в неготовности мужчин и женщин погружаться в глубины отношений, исследовать и развивать отношения в парах и семьях. Тем, что в западной ментальности ущемлены истинно женские ценности — интуитивная сторона жизни, чувственный, духовный аспект познания мира, — западное общественное сознание грешит еще со времен инквизиции.

Сегодня реальные мужчины живут рядом с реальными женщинами, иногда — терпят их, иногда зависимо нуждаются в них. Женщины — то спасают мужчин, то контролируют, то страшатся их гнева. Отношения поражены вирусом эмоциональной зависимости. Мужчины и женщины остро нуждаются друг в друге, страдая в то же время от дефицита мужской и женской зрелости и автономии. Одновременно являются не достаточно зрелыми, не готовыми к духовному браку мужское и женское начала во внутреннем мире западного человека.

Итак, контакт между мужским и женским мирами оказался сегодня нарушен.

Здоровые и гармоничные отношения между мужчиной и женщиной, где преобладают любовь и совместное творение, разумеется, существуют, но эти счастливые союзы представляют собой маяки более высоких эволюционных стадий духовной зрелости, поэтому встречаются не часто.

Почему же мужчина — духовный воин, осознанно защищающий женщину, оберегающий слабых, стал редкостью? Почему женщина-фея, легко примиряющая все противоречия мира, кажется неуловимой мечтой? Героические мужские и все возрождающие женские свойства будто бы изгнаны из повседневной жизни в мир грез. Их образы скромно удалились не только в область кино и литературы, но и — глубоко в бессознательное. Их заточили туда такие патриархальные монстры как потребность в контроле над окружающим миром, техногенный страх перед любыми естественными природными процессами — в том числе страх погружения в сакральное пространство Души. И, надо сказать, страх этот вполне обоснован. Во-первых, существует знание о том, что скрытые в духовном мире силы могут конкурировать с техническими достижениями цивилизации, заменяя и даже отменяя их. А во-вторых, оказаться в глубинах Души не безопасно: там можно не только найти несметные сокровища, но и — встретить внутренних чудовищ. Одно из таких чудовищ — та самая мужская природная агрессия. Чудовищем она становится в том случае, когда она неосознанна и пребывает вне управления со стороны осознающего центра личности. Естественная агрессия мужской природы, которая когда-то сделала возможным выживание рода человеческого, сегодня все чаще вытесняется за рамки сознания, не находя естественного, конструктивного применения в современном западном мире.



Пассивная агрессия

Духовное невежество технократического общества ведет рискованную игру с этой мощной и великой природной мужской силой. До тех пор, пока мужская агрессия большей частью является силой бессознательной и поэтому не имеет стопроцентнойнаправленности, она представляет собой адский котел, закрытый тяжелой крышкой инфантильности. Причина такого положения вещей — отсутствие в западной культуре необходимых инициаций-посвящений: специальных инициационных обрядов, которые могли бы вовремя направлять мужскую агрессию созревающей личности в конструктивное русло, преобразовывая ее в защищающую, созидательную силу.



Культура духовно развитых обществ всегда богата инициациями. Если же их нет, неизбежно рождаются псевдоинициации - суррогатные испытания, которые призваны по-своему решать задачи роста и развития, например, — канализировать мужскую агрессию и использовать ее в антигуманных целях. Псевдоинициации лишены духовной этики и основаны на разрушительных ценностях: немало мужской агрессии вырывается на свободу в криминальном мире или в армейской среде, куда также проникают элементы криминальных течений. То же можно сказать и о мире спорта, пораженном деструктивными процессами.

Недостаток полезных социальных каналов для использования природной мужской агрессии приводит к появлению так называемой пассивной агрессии. Этот термин вслед за армейским психиатром второй мировой войны, полковником Уильямом Меннинджером использует американский психолог-психотерапевт, доктор философских наук профессор Скотт Вецлер. Он описал феномен пассивной агрессии в своей книге "Как жить с этим невыносимым мужчиной". Уильям Меннинджер называл это явление кротким неповиновением.

Пассивная, замаскированная агрессия, по мнению Вецлера, — бич современных мужчин. "Когда у кого-то недостает силы и источников, чтобы бросить прямой вызов…, сопротивление проявляется скрытно, не прямым путем… Трагедия пассивно-агрессивного мужчины сегодня заключается в том, что он неправильно истолковывает личные отношения как борьбу за власть и считает себя бессильным… Секрет отношений с пассивно-агрессивным мужчиной состоит в том, чтобы исправить это его заблуждение и помочь ему почувствовать себя более сильным", — пишет С. Вецлер (с. 11).

С. Вецлер считает, что пассивно-агрессивная защита проявляется не только у мужчин, но и у женщин, однако, у мужчин, она встречается чаще. Для современных женщин стала более характерной явная, открытая форма проявления агрессии.

По Вецлеру, неявная, скрытая агрессия выражается в отсутствии открытой инициативы, в перекладывании ответственности на других, в нерешительности, в создании тумана неопределенности и двусмысленности в отношениях, в частом использовании лжи и пустых извинений. Пассивная агрессия — это хроническое невыполнение по времени и по существу договоров и обещаний, откладывание дел со дня на день, странная забывчивость в выполнении просьб. Это игнорирование ожиданий окружающих, обесценивание собеседника, например, в форме перечеркивания его реальности — "ты все выдумываешь", "ты делаешь не так" и т. п., а также — перебивание, уклонение от ответов на вопросы, от предлагаемой собеседником темы. К этим приемам пассивно-агрессивный человек прибегает из-за страха быть зависимым, страха конкуренции и эмоциональной близости. "В результате он часто пребывает в плохом настроении, выставляет себя жертвой и обвиняет Вас", — пишет С. Вецлер. У мужчин в случае пассивной агрессии наблюдается скрытая враждебность в адрес женщин, отказ от ответственности за мужские социальные функции и искажение реальных фактов ради этой цели.

С. Вецлер выделяет характерный для пассивно-агрессивного поведения вопрос мужчины, адресованный его женщине: "А почему я должен для тебя что-то делать?" (С. Вецлер, "Как жить с этим невыносимым мужчиной?", стр. 24). Это то же, что и: "А почему мужчина — я, а не ты? Почему я должен подавать тебе руку, а не ты мне? Почему на свадебной церемонии я должен взять тебя на руки, а не ты - меня?"

В жизни этот вид агрессии в силу своей неявной природы не воспринимается как агрессия, он еще не разоблачен общественным сознанием. Об этом пока не говорят широко, как, например, о вреде курения. Пассивная агрессия процветает как социально терпимая форма поведения. Она широко распространена и глубоко проникает во все области человеческих отношений, поэтому является особенно токсичной и разрушительной как деловых, так и для любых межличностных контактов.

"Проблемы с пассивно-агрессивным мужчиной возникают вследствие его… непрямого и неадекватного способа выражения враждебности, скрытой под маской невинности, щедрости или пассивности (форма самоуничижения). Если то, что он говорит или делает, Вам непонятно или, скорее злит Вас… это и есть пассивная агрессия.

…Сам по себе термин кажется парадоксальным, и возникает вопрос: как может человек быть и пассивным, и агрессивным одновременно, а не чем-то одним? … Пассивно-агрессивный мужчина… не бывает пассивным сегодня и агрессивным завтра… Скорее пассивно-агрессивный мужчина одновременно и пассивен, и агрессивен. Парадокс заключается в том, что он отказывается от своей агрессии, когда она проявляется" (с. 24-25).

Вот два примера из многочисленных наблюдений С. Вецлера за проявлениями пассивной агрессии у мужчин: "…Он добивается того, чтобы вы сомневались в себе… …"Ты ошиблась насчет нашей встречи. Она записана у меня в дневнике на завтра, а не на вчерашний день. Именно для этого я и завел дневник. Да, час дня мне подходит. Но, возможно, я должен буду уехать из города. Позвони мне, если хочешь пообедать со мной, через несколько дней". Ну как тут не выйти из себя!" (с. 56). Вецлер пишет: "Одна женщина рассказывала мне, что ее муж покрасил половину оконных рам в их спальне и вот уже два года обещает закончить эту работу. Когда гости интересуются, почему рамы серо-белые, она отвечает: "Телефон зазвонил". В течение многих лет она пыталась чувством юмора подавить свое раздражение и разочарование, но недоделанная работа всегда перед ее глазами" (стр. 51).

Пассивная агрессия, по Вецлеру, формируется у привыкшего к эмоциональным лишениям ребенка, большая часть психических потребностей которого не удовлетворялась. В обществе, переживающем кризис женственности, это просто неизбежно, так как именно женственность наиболее чутко улавливает тончайшие движения Души. В результате ущемления женского начала в личности западные мужчины и женщины страдают от хронического подавления чувств. Нечуткость, в свою очередь, тормозит развитие мужской защищающей функции.

Вернемся к известным постулатам К. Г. Юнга о том, что личность любого человека — мужчины или женщины — содержит как мужские, так и женские свойства. В каждой женщине есть скрытое мужское начало — Анимусà, в каждом мужчине — скрытое женское начало — Анима. Их внутреннее содержание неоднородно — они состоят из частей, неких подструктур, каждая из которых выполняет во внутреннем мире человека определенные функции. Эти части или подструктуры удобно обозначать, представляя их в виде персонажей (см. гл "Мужское и Женское в космосе Души"). Мужское начало любой женщины — Анимус — формируется на фундаменте образов ее отца и/или других замещающих его мужских фигур, реальных и воображаемых. Женское начало любого мужчины — Анима — возникает из образа его матери и образов других женщин, как реальных, так и возникающих в его внутреннем мире.

Главной особенностью пассивно-агрессивного мужчины является его отчужденность от собственной мужественности как от могучей защищающей силы. Становясь взрослым, он остается болезненно зависимым как от реальной матери, так и от образа матери, сформировавшегося в его личности. Неся в себе этот материнский образ как единственный хорошо работающий защитный механизм, мужчина ищет во встречающихся ему женщинах ту же фигуру — так он по-детски продолжает стремиться к безопасности. По Вецлеру, такой мужчина стремится к женщинам "спасительницам" или "администраторам". Эта зависимость приводит пассивно-агрессивного мужчину к зависимости от многих внешних объектов, в том числе — от социальных структур, предоставляющих "заботу".

Здоровая мужская стратегия состоит в том, что женщину следует завоевывать в неизбежной естественной конкуренции с другими мужчинами. Пассивно-агрессивный мужчина предпочитает, чтобы завоевывали его, так как он панически боится отказов, сражений и поражений. Он страдает болезненной зависимостью от оценок окружающих, навязчивой потребностью в принятии с их стороны, особенно — со стороны женщин. Одновременно пассивно-агрессивный мужчина стремится скрыть эту зависимость с помощью отвержения и обесценивания женщин. Он может также обесценивать многое, что для него значимо. Так искаженно отражается в поведении незрелого мужчины желание обрести мужскую силу, свободу и независимость.

Итак, пассивно-агрессивный мужчина — это незрелый мужчина, которому еще предстоит соединиться со своей природной мужской духовной силой и внутренней все исцеляющей и восполняющей мужские силы женственностью.

Мы помним, что как охотник и защитник племени любой мужчина обладает естественной природной агрессией изначально. Пассивно-агрессивный мужчина в этом смысле обладают некой внутренней "бомбой".

И если эта "бомба" пребывает в области бессознательного (ситуация также напоминает дикое состояние необъезженного коня). Другими словами пока мужская агрессия не осознанна и ее вектор еще не направлен в сторону защиты, она, будучи подавленной (пассивной) или проявленной открыто в виде взрыва, способна слепо разрушать как самого мужчину, так и окружающий его мир.

Зрелый мужчина отличается от пассивно-агрессивного тем, что находится в контакте со своей природной мужской агрессией и умеет направленно использовать ее для защиты женского и детского миров, для защиты своих интересов и интересов тех, за кого он взял ответственность.

В мифе Кретьена де Труа "О Священном Граале" (XII век) — уникальной иллюстрации восхождения мужского начала к высшим ступеням зрелости — есть Красный Рыцарь.


populyacionnie-volni-izolyaciya-v-populyaciyah-lyudej.html
populyacionno-vidovoj-uroven.html
    PR.RU™